?

Log in

No account? Create an account

Art Neformat with Severel Snape - это передача о неформатном искусстве и тех, кто его творит.
Выпускается в прямом эфире интернет-канала "ЯTV" в понедельник 21-00

Шестой выпуск передачи Art Neformat. Гость студии - фрик- дива Frida, актриса и фрик модель, автор собственных образов и миров, раскрытых в ее авторских фотосессиях, а также на концертах группа C-File, в составе которой выступает наша гостья. Речь пойдет о модельном бизнесе, обычном, где девушки-модели обезличены и подогнаны под образ, а также о тех девушках и юношах, на фоне которых безлик сам модельный бизнес и весь окружающий мир.





 (125x115, 14Kb)

Art Neformat with Severel Snape - это передача о неформатном искусстве и тех, кто его творит.
Выпускается в прямом эфире интернет-канала "ЯTV" в понедельник 21-00

Пятый выпуск передачи Art Neformat. Гости студии - начинающий актер Игорь Шторм. Программа создана в форме неформальной беседы из которой, быть может, некоторые начинающие артисты смогут узнать много нового о творчестве, актерском мастерстве, а так же о том как на желании посвятить себя искусству делаются большие деньги.

 (272x70, 19Kb)




 (380x70, 13Kb)

Art Neformat with Severel Snape - это передача о неформатном искусстве и тех, кто его творит.
Выпускается в прямом эфире интернет-канала "ЯTV" в понедельник 21-00

Четвертый выпуск передачи Art Neformat. Гости студии - музыкальный продюсер, генеральный директор лайбла RM records Андрей Мастеровой и лидер группы Ночь Роман Конограй. Продюсер и исполнитель дадут практические советы тем неформальным исполнителям, кто хочет выйти на большую сцену.

 (286x32, 12Kb)




 (371x22, 6Kb)

Art Neformat with Severel Snape - это передача о неформатном искусстве и тех, кто его творит.
Выпускается в прямом эфире интернет-канала "ЯTV" в понедельник 21-00

Третий выпуск передачи Art Neformat. Гость студии - Александр Tweso, художник граффити, дизайнер.
Бессменная ведущая передачи будет мучить его расспросами о субкультуре, смысле и способах этого жанра живописи, а так же о том, что скрывается за яркими рисунками, которые все мы видели на стенах наших городов.


 (350x65, 13Kb)




 (350x65, 13Kb)

Art Neformat with Severel Snape - это передача о неформатном искусстве и тех, кто его творит.
Выпускается в прямом эфире интернет-канала "ЯTV" в понедельник 21-00.

Второй выпуск передачи Art Neformat (для успешного сохранения на ресурсе поделен на 2 части). Гость студии - Кирилл Котта, барабанщик love grange команды FS-диапозон. Музыкант познакомит зрителя со спецификой стиля группы, а также даст несколько советов начинающим ударникам.



 (431x83, 33Kb)




 (477x63, 12Kb)




 (431x83, 33Kb)

Art Neformat with Severel Snape - это передача о неформатном искусстве и тех, кто его творит.
Выпускается в прямом эфире интернет-канала "ЯTV" в понедельник 21-00.

Первый (пилотный, можно сказать) выпуск передачи Art Neformat. Гость студии - Кот, пирсер с тринадцатилетнем стажем, историк и просто яркий представитель московской art тусовки. Он расскажет вам об истории, становлении и возрождении пирсинга как эллемента древнего культа и эллемента современной субкультуры.





"EMO-tale"

Глава II.
Она.

- Эй, Гера! Че, противника подстать себе нашел что ли? – твердый женский голос у Лекса за спиной заставил его медленно открыть глаза.
- Да уж, молодцы! Втроем на одного! – послышался немного насмешливый мужской баритон.
Хватка немного ослабла, но парень так и не отпустил жертву. Хотя двое других застыли в нерешительности.
- Бля, Мэш, ты че в каждой пизде тампакс? Чеши отсюда! – громко бросил Гера.


- Тебя Волот зовет – сегодня твоя очередь стоять на охране. – произнес все тот же женский голос – мы заебались после тебя тела через задний выход выносить. Проблем с мусорами хочешь?
Рука нехотя опустилась и Лекс, наконец, смог повернуть голову. Рядом с ним стояла девушка с длинными темными волосами, забранными сзади в тугую косу, одетая по той же самой форме, что и его новые и весьма неприятные знакомые – бомбер, гриндарсы и белые джинсы с подворотами внизу. По выражению ее лица было видно, что настроена она решительно, но не злобно. Парень стоящий рядом с нею так и вовсе веселился от души – высокий, статный юноша в балахоне Pit Bull изобразил на лице, украшенном косым шрамом через бровь, отчего она, по всей видимости, и поседела, дерзкую ухмылку.
Лекс застыл, ожидая развязки.
- Смотри как бы у тебя проблемы не появились! – бросил Гера ей в лицо и, добавил Лексу, увлекая своих друзей к клубу – встретимся еще, пидрило!
- Вот придурки! – удрученно покачала головой девушка.
Лекс засунул руки в карманы – они заметно подрагивали - и несмело поднял взгляд на свою спасительницу, которая с интересом рассматривала его с ног до головы.
- Парень, ты чего трясешься так? – спросила она.
Лекс отвел взгляд – почему-то перед ней было ужасно стыдно.
- Может паралитик? – хохотнул ее друг
- Да подожди, Фашист – улыбнулась она ему, вновь всматриваясь в Лекса – че напугали чтоль? Да ладно, не дрефь!
- Ссспасибо… - тихо сказал Лекс
- Не за что! – просто ответила она и, оглядевшись по сторонам, добавила – Слушай, может до метро тебя проводить? А то видишь вон ту гоп-компанию? Они на тебя по-моему глаз положили.
Лекс обернулся – действительно – пятеро крепких парней в спортивных штанах внимательно следили за происходяшем, скрывшись в тени растущего возле забора дерева.
- А тебя они… не тронут? – спросил Лекс, еще не отошедший от шока после встречи с Герой и его друзьями.
- Неее. Мы их на той недели валили – теперь не подходят. Пойдем?
- Пойдем…
Они вместе дошли до поворота, отделяющего территорию клуба. Лекс медленно начал приходить в себя. Мысли приобрели, наконец, какой-то мало мальский порядок. А еще ему вдруг стало тепло и спокойно. Рядом была девушка, в которой не было ни тени страха или сомнения, которая не побоялась вступится за того, кто не смог сам ответить на оскорбление. Лекс почему все еще не мог поднять на нее глаза. Стыдно… И больно…
- Как тебя зовут? – мягко спросила она
- Лекс. А тебя?
- Меня – Мэш. Ты – гот?
- Нет… Я – эмо. – произнес он, нервно перебирая варианты что он сейчас услышит от скин-герлы в ответ.
- Эмо? Ммм… - протянула она, улыбнувшись – ясно… ясно… Я правда не знаю что это значит… Интересно!
У Лекса немного отлегло от сердца, вернулось чувство спокойствия. Украдкой поглядывая на Мэш он поймал себя на мысли о том, что если отбросить ее очевидную мужественность, останется лишь озорной блеск глубоких карих глаз и… доброта. Почему-то он больше не боялся ее…
- Суть эмо заключается в проявлении эмоций… Без стиснения… - начал Лекс, запинаясь – мы хотим остаться детьми, не хотим взрослеть… А еще для нас главное – любовь, настоящая, единственная… любовь.
- Это как в сказке чтоль? – задорно рассмеялась Мэш
- Да, наверное…
- Красиво… Только по-моему любви без борьбы не бывает. – заключила она
- Это как? – заинтересованно спросил Лекс
- А так! Если любишь человека, ты должен ненавидеть его врагов. – ответила она серьезно – Любовь – это не слова, а действия.
- Я не задумывался об этом. – честно признался юноша.
Между тем, они подошли к цели своей прогулки – станции метро «Пролетарская». Несколько алкашей возле ларьков и кучка запоздалых гуляк громко разговаривали, откуда-то лилась музыка – весенний вечер уступал свое место ночи.
- Ну вот и пришли. – констатировала Мэш, протягивая Лексу руку – счастливо добраться.
- Спасибо… спасибо за все – пожал ей руку юноша.
Впервые за вечер он посмотрел ей в глаза… Открытые, светящиеся омуты встретились с голубыми озерами и Лексу стало немного не по себе от их глубины и невероятной честности… Чувство тепла не хотелось отпускать и ему казалось, что само тепло тоже не хочет расставания…
- Ну ладно, пока, Лекс – улыбнулась Мэш – И научись давать отпор. Хотя бы ради любви!
Лекс смешался
- Иногда бывает страшно…
- Запомни – лучше красиво получить пизды, чем мерзко стоять в стороне и потом ненавидеть себя!
Произнеся это, Мэш резко развернулась и направилась назад… Лекс застыл, провожая ее взглядом, пытаясь тщетно осмыслить сказанное. Она права… Вот только как? Как она могла понять все с полуслова? Так понять его?
И снова мерзкий страх будто бы гадкий яд, проник в его сознание, заставляя вновь просто уйти и просто забыть.
Только в этот раз слова, сказанные девушкой, которая спасла его, рядом с которой было так хорошо, оказались сильнее…

***

Мэш вдохнула свежий весенний воздух, наполненный ароматом дождя и распускающихся цветов, и улыбнулась, всматриваясь куда-то вдаль. Медленно бредя по дороге обратно к клубу, она почему-то вспомнила сказку, которую читала ей на ночь мать… Что-то про то, что принцесса спасала принца от чар злой ведьмы. Девушка плохо помнила сюжет, зато другие события детства запомнились ей на много больше – похороны мамы, интернат, из которого она сбежала… Потом Волот, который забрал ее с улицы и научил стоять за себя… Идея, бригада, которая вскоре стала ее семьей. А теперь вот мальчик, который нуждался в помощи, точно так же, как и она когда-то… «Странный какой-то… - подумала она – слишком ранимый для этого жестокого мира… Слишком краси… Вот черт!»
Телефон в ее кармане величественно напевал Марш длинных ножей. Волот.
- Где ты? – послышался вкладчивый голос
- От метро иду. – ответила Мэш
- Давай бегом! У нас ЧП!
Встревоженная девушка помчалась вперед. Сантименты улетучились из головы… лишь только голубые глаза парня с причудливой челкой усиливающийся ветер не мог унести из головы. Они, словно видение, проносились одним из немногих приятных воспоминаний с каждым ударом жаркого доблестного сердца Мэш…
Темный переулок впустил ее в свой, отдельный от остального, мир. Здесь, в свете разбитых фонарей, начиналась другая жизнь, где люди отбрасывали лишь кровавые тени… Время волков начало отсчитывать секунды до рассвета.

***

Лекс долго не мог заснуть. Рассматривая звезды, горделиво сияющие на огромном черном полотне ему вдруг показалось, что они сияют слишком ярко. Приглушенный свет проникает в комнату, заставляя предметы отбрасывать причудливые тени, от которых хочется, но не возможно отвести глаза – их колдовская игра зачаровывает… Юноша вглядывался в ночное небо, будто бы рассказывая ему воспоминания прошедшего вечера. Такие приятные и вроде даже и незначительные. Огромные карие глаза, смотря в которые начинаешь верить…
Этой ночью ему снилось, что у него за спиной вдруг выросли крылья и кто-то не знакомый, но очень родной зовет его лететь, и что не было страшно, и что облака мягко касались его тела, как будто весь мир стал колыбелью его мечты…

Телефон Скапа нервно вздрогнул, а через секунду загрохотал аккордами Linkin Park. С трудом оторвав голову от подушки, парень ответил.
- Скап? – крикнула трубка
- Ну я. Не ори только так… - события вчерашнего вечера начали по-тихоньку всплывать и он добавил – ты, это… Извини, я вчера немного… ну…это…того.
- Да понял я… Слушай, ты в этом клубе давно тусишь? И наверное все про всех там знаешь?
Скап нахмурился.
- Ну, не так давно, а что случилось?
- Я спросить хотел… Там… скины что делают?
Нахмурившись еще сильнее, Скап ответил:
- Они каждый вечер охраняют концерты, помогают владельцу клуба, а тебе-то зачем?
- Мне надо. Ты знаешь такую девушку… Мэш
- Слушай, мне все это не нравится… Будишь меня с утра пораньше. Чего случилось-то?
- Да ничего не случилось. И, кстати, сейчас уже три часа! Так ты ее знаешь?
- Ну, слышал. Она – первый номер женского отделения их бригады. С их главой дружит близко, с Волотом…
Лекс внутренне замер.
- Так значит она с ним? Ну…
- Да нет же! Он ее в четырнадцать лет на Арбате подобрал и забрал к себе. Она ему как дочь. Так говорят…Тебе-то зачем, скажи на милость?
- Да нет, ничего… Спасибо.
- Эй, Лекс! Лекс!
Ответила Скапу лишь тишина… Хотя на полупьяную голову он не понял и половины из того, о чем они только что разговаривали, очевидна была странность – Лекс показался ему каким-то уж очень разговорчивым, не таким как обычно… Однако, Скап решил не думать об этом прямо сейчас и тяжело повалился на кровать, чтобы вновь забыться сном.

Лекс сам не до конца понял, что произошло. Просто утром он проснулся каким-то другим. Смертельно захотелось что-нибудь сделать, как-то проявить себя – чтобы только не сидеть на месте. Чтобы никогда больше не было стыдно за то, что его любовь не настоящая, а придуманная лишь на словах…
Любовь? Он резко остановился. Возможно ли это? О какой любви может идти речь сразу после разрыва, тем более между емо и первым номером женского отделения скиновкой бригады. А что если они…
Подойдя к широко открытому окну, Лекс подставил лицо прохладному весеннему ветерку… А что если Мэш права? Что если любовь и вправду – это борьба? И если оставить ее на растерзание страха, то эмоции вскоре будут истерзаны безжалостными ударами поражения?
Лекс взглянул на часы – клуб открывается в шесть. Время еще есть.

***

Около «Релакса», как всегда собралась шумная толпа. Только на этот раз она была гораздо чудней – девушки и юноши с выбеленными лицами в пышных средневековых нарядах с длинными черными волосами бросали в сторону Лекса презрительные взгляды, на чем и ограничились. Вреди них было совершенно не трудно заметить небольшую группу бритоголовых парней. Они стояли чуть по отдаль, о чем-то оживленно беседуя.
Увидев их, парень не смог подавить предательской дрожи, но все-таки пересилил себя. Ведь лучше красиво получить пизды, чем…
- А что я-то мог сделать? Она бегает как спортсменка, за ней не угонишься! – услышал Лекс обрывки давно начатого разговора – Откуда мне было знать, что ее туда черт понес – разводил руками уже знакомый ему Гера
- Нас позвать ты не мог что ли? – дернув его за плечо спросил другой. Третий начал спрашивать что-то еще…
- Ладно хватит! – прикрикнул на них Фашист – главное, что если мы сегодня же не…
Увидев медленно приближающегося к ним Лекса, он осекся, пристально посмотрев на него.
- Ебена в рот! – ухмыльнулся Гера – а я-то оказывается, пророк! Говорил я тебе, емо-хуемо, что мы еще встретимся!
С этими словами он одним точным ударом повалил Лекса на землю. Тот, не успев отскочить, схватился за разбитый нос, пытаясь инстинктивно прикрыть лицо руками, ожидая следующего удара.
- Гера, хорош! – крикнул Фашист, оттаскивая друга от лежащего.
- Да вы с этой идиоткой заебали этого додика защищать!
Лекс медленно поднялся. Кровь металлической лавой стекала по губам, но на этот раз он подавил в себе желание уйти и навсегда забыть, как это было обычно. С надеждой посмотрев на Фашиста, он тихо спросил:
- Где Мэш?
Тот медленно отвел взгляд, будто бы ища ответа на лицах присутствующих…

- Она в больнице - раздался вкладчивый голос откуда-то сбоку.

Лекс повернул голову и обомлел – перед ним стоял высокий мускулистый мужчина, комплекцией которого не побрезговал бы сам Терминатор. Все тело от шеи до кистей было разрисовано кельтскими орнаментами, рунами и свастиками, прямой волевой подбородок украшала аккуратная борода. Он смотрел на Лекса сверху вниз спокойно и холодно.

- Волот – представился он.
- Лллекс – выдохнул юноша пожимая протянутую руку.
- Мэш в больнице, Лекс. Вчера у нас случилось несчастье и она повела себя как настоящий товарищ – ровно произнес Волот, и, обратив лицо к Гере, от чего тот сжался не меньше, чем Лекс, добавил – в отличии от некоторых, которые могут быть смелыми лишь с теми, кто заведомо не даст сдачи.
- Что с ней? – отказываясь верить собственным ушам, пробормотал юноша. Его глаза остеклянели, а подбородок предательски задрожал, хотя Лексу уже было все равно.
- Рваная рана. Врачи говорят, что нужно переливание крови, а у Мэш очень редкая… впрочем это не твоего ума дело – все тем же ровным тоном произнес Волот и добавил – так что тебе лучше не появляться здесь больше… Не думаю, что кроме нее кто-то хочет тебя здесь видеть.
С этими словами глава бригады демонстративно отвернулся, давая понять, что разговор на этом закончен.

продолжение следует...


EMO-tale

Глава I.
Он.

- Блин, ну что ты за тряпка, а? – мениатюрная девушка смотрела на парня снизу вверх, отчаянно жестикулируя – когда меня насиловать будут ты будешь тоже стоять и смотреть?
- Любимая, пожалуйста, не кричи так… - высокий худощавый юноша попытался обнять ее, но она резко его оттолкнула.
- Да мне по х**! Мне такой дебил как ты не нужен!

[more]Бросила она на прощание и быстро зашагала в сторону парка. Нервно вздохнув, парень медленно побрел вдоль домов – дороги он не видел, прохожие мелькали какими-то смазанными тенями, а полуденное солнце казалось пыткой, насмешкой. Он не сразу понял, что плачет и не сразу почувствовал острые словно сталь осколки разбитого сердца, которые сжимали все внутри. Она, конечно, была права. Он не смог защитить ее от нападок местных быдланов, он даже ничего не смог сказать в ответ, когда они назвали ее убогой шлюхой, а его… Неожиданно ему стало противно, от себя самого, от собственной слабости. Как назло, оглядевшись, он обнаружил себя стоящим напротив зеркальной витрины какого-то магазина…

Юноша внимательно всмотрелся в свое отражение – худенький мальчик по имени Лекс семнадцати лет от роду в облегающей черно-розовой футболке и узких черных джинсах. Следы от слез скрывает длинная челка, а от порезов напульсники и браслеты. И краткое название, написанное красивыми розовыми буквами на одном единственном значке – ЕМО-BOY.

- Ничтожество… - прошептал он сам себе и продолжил путь… в некуда.

К вечеру небо начало хмурится. Где-то вдалеке занималась гроза. Вскоре Лекс услышал как первые крупные капли звонко ударились об оконное стекло. Через несколько минут гул от их барабанной дроби заполнил полутемную комнату. Он медленно подошел к окну и залез на широкий подоконник, всматриваясь в узор растекающихся капель… Небо составило ему компанию на сегодня – плакало вместе с ним. Небо… Слиться с ним, улететь, сбежать… Лекс впервые пожалел о том, что крыльев нет, а вокруг гнетущая пустота.
Он подумал о том, что небо, наверное, видело много слез и много боли и улыбнулся тоскливой измученной улыбкой… Небо ведь вечно… Подумал он перед тем как поднести к левой руке скальпель и сделать первый надрез.

Вскоре стекло стало красным от подтеков. Он медленно закрыл глаза…

***

Из больницы он вышел через пять дней – помогли родители. Хотя Лексу хотелось чтобы они лучше оставили его умирать – хоть что-то было бы от них полезное. Смерть не страшна – страшно непонимание, а черепа его не понимали никогда и, более того не хотели понять! Какой толк от их этой нудной, показной заботы? От этого бреда, который несла ему мать, когда он, наконец, оказался дома?
- Дожили! Я столько в тебя вложила, так о тебе заботилась, а ты! Все! Больше никаких тебе эмо-хренемо! Дома сидеть будешь!
Я смотрела вчера по телевизору про вас говорили – придумали мне тут эмоции, скажите пожалуйста, у них. Срамота! И синьку из-под глаз смой! Еще чего удумал! Алеша! Вернесь, я с тобой разговариваю!

Ответом был грохот захлопывающейся двери. Лекс не хотел никого видеть, ни чувствовать, ни понимать. Он включил центр и из колонок раздались первые аккорды AFI. Miss Murder. Да, как нельзя в тему. Невероятно, но музыка успокаивала, делала чуть сильнее… Лекс все-таки решил позвонить ей, в душе затрепетала надежда. Или, быть может, он не верил до конца, что Настя, эта нежная и хрупкая девочка, может раз и навсегда перечеркнуть их любовь. Вечера, когда они ходили за руку, сидели бок о бок у озера и смотрели друг на друга не отрываясь… Она ведь любила тогда… Точно любила!
Руки нервно подрагивали, что-то внутри то замирало, то ухало куда-то вниз пока Лекс набирал знакомый до боли номер…
Гудок.
Второй.
Не хочет подходить или…
Пятый.
- Алло, алло Настя? Алло! – трубку сняли, но слышно ничего не было
- Алло, Алло! Привет, мудло! – грубый мужской бас и хохот на заднем плане
- Кто это? – севшим голосом спросил Лекс
- Хуй в пальто, дебил! Те че надо-то?
- Мне?… Настю…
- Дааа? А Настя с тобой говорить не хочет – она с пидорами больше общается. Ей нормальные пацаны теперь нравятся! Правда, Настюха?
Лекс не поверил своим ушам – нежный и невероятно родной голос на заднем плане: Ага! Ганс, скажи ему, что он чмошник!
- Эй, убогий, она говорит…
Трубка сама выскользнула из руки. Как она могла? Он бы понял и был бы счастлив за нее, если бы она нашла себе парня, который полюбил бы ее. Но Ганс! Его Лекс не считал за человека – это была причина всех его несчастий с самого детства! Скинхэд, хулиган, которого боялись все, даже его друзья-подпевалы. Как он заставил ее? Хотя последнее было явным самообманом – она явно по своей воле… Голубые глаза застелила пелена… Через которую уже не прорваться – пелена отчаяния.

Двойная доза волокардина сделала свое дело – через пол часа Лекс спал, зарывшись в подушки и чуть слышно всхлипывая. Ему снились какие-то смазанные, неприятные сны. Будто бы он идет по какому-то лабиринту, где слышен только звук его шагов и чей-то смех, будто бы ему страшно. Будто то бы он один. Он выходит на перекресток и не может решить куда ему идти… Чье-то прикосновение, холодное и склизкое. Не то стон, не то вой из-за его спины. И дикий страх…
Потом все исчезло и заиграла музыка, но это был уже не сон – телефон Лекса разрывался визжащим scremo. Звонил Скап.
- Алле, блин – гаркнул из трубки веселый голос – чего киснешь?
- Мне плохо… - слабо ответил Лекс.
- А кому сейчас легко? Давай собирайся, на тусу идем!
- Я никуда не пойду…
- Пойдееешь, емо, пойдешь! Клуб новый нашел, а тебе развеется надо!
- Но…
- Не канюч – я за тобой через час зайду!
За долгие годы дружбы Лекс привык беспрекословно слушаться своего товарища. Скап был единственным человеком, которому он доверял и который понимал его. Уже единственным… Хотя общего у Лекса с этим шабутным приколистом-скейтером было немного они весьма органично друг друга дополняли. И раз Скап сказал – на тусу, значит противится этому бесполезно. В глубине души Лекс понимал, что друг боится не вскроется ли он опять, но, обладая природным чувством такта, никогда не скажет ничего в открытую.

Ровно через час невысокий коренастый парнишка в кепке набекрень уже излагал очередную историю о том, как они с друзьями подсыпали преподу по органической химии пургена в чай и долго смеялись над несчастным, проведшим пол пары в туалете. Лекс слушал приятеля в пол уха и вдруг спросил:
- Ты в курсе, что Настя встречается с Гансом?
Скап нехотя поднял глаза, но тут же их отвел в сторону.
- Да, в курсе… Весь район уже в курсе…
- Как она могла предать меня? Почему, Скап? – Лекс остановился и заглянул другу в глаза.
- Потому, что ей захотелось почувствовать себя сильной… Ну знаешь, когда рядом такой отморозок…
- … а когда рядом задрот вроде меня чувствуешь себя таким же говном. – закончил Лекс
- Да ладно – выкинь из головы! – одобряюще похлопал его по плечу Скап

Концерт Лексу не очень понравился – он никогда не любил не нео-панк, не ска, не сабантуи со слэмом и литрами разбавленного пива, хотя клуб «Релакс», в котором все это происходило пришелся парню по душе – множество корридоров и закаулков с маленькими нишами, в которые можно спрятаться от обращенных на него взглядов. На все время концерта спрятаться, конечно, не получилось – Скап то и дело вытаскивал его на танц-пол, что-то выкрикивая. Из клуба Лекс вышел уставшим и еще более мрачным, а Скап – напротив – пьяным и хахочущим в обнимку с какой-то девченкой.
Гомонящая толпа разделилась на небольшие компании и медленно разбредалась. Все оживленно разговаривали, кто-то танцевал, что-то напевая. Казалось все вокруг были счастливы… Все, кроме Лекса, которому хотелось сейчас только одного – забраться под одеяло с головой и лежать с закрытыми глазами, вспоминая и пытаясь найти хоть один закаулок собственной души, в которой не поселился холод неразделенной любви, предательства… Опустив голову, он медленно брел вслед за Скапом и его новой знакомой, которые уже исчезли за поворотом. Как вдруг…

Резкий тычок в грудь заставил Лекса поднять глаза – о, черт!
- Слышь, придурок, ты че, эмо? – три пары ненавидящих глаз, три пары гриндерсов с белыми шнурками, три бомбера и одна здоровенная ручища, вцепившаяся в отворот черно-зеленой толстовки. – Бл*, а правда, что вы все в очко долбитесь?
Вся компания дружно заржала, один из скинов впол голоса напел «Я ем эмо-боев на обед», а второй потянулся к десяти миллиметровому тоннелю в ухе Лекса. Третий же, мерзко лыбился, крепко удерживая парня за отворот. Рука, украшенная какой-то надписью уверенно сжалась в кулак. Лекс зажмурился...[/more]

продолжение следует...


Неожиданности

Случается, что события складываются в некую цепочку, за которой бывает интересно наблюдать. Однако волнение возникает тогда, когда приходит чувство затягивания в эту цепочку самой себя. Я думаю, что дело в нас самих - мы сами определяем что есть зло и затягивает ли нас в тиски или тиски эти превращаются в сеть событий, которая должна вскоре распуститься цветами с бархатными лепестками и острыми шипами, чтобы мы снова почувствовали себя детьми.

Нет настроения (((

Одно из двух может происходить со мною сейчас - творческий кризис или первый день месячных. Да, правильный ответ - и то и другое.
Ничего не хотелось делать из-за ощущения фатальной ненужности собственных действий. Стремления и желания куда-то пропадают под гнетом потерянного времени. Самая дорогая в мире вещь - это время. Невосполнимый запас, которого много и в тоже время - это слишком быстротечная субстанция.
Решила все-таки засесть на этом сервере, ибо чувствую дискомфорт от прибывания там, где люди сидят часами и не хотят общаться.